Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: r (список заголовков)
11:26 

Промежуточное.

В августе, когда мы простились, я поехала домой не сразу.
Пытаясь вытравить из своей усталой головы воспоминания
и горечь произошедшего, я трое суток таскалась по не щадящему
жарой и великолепием Киеву. Он проникал в меня через кожу,
отражался в глазах, замещая ту, нездоровую любовь, восхищением.
Любовь бывает только взаимная.

Прощались без слез: такси, легкий дождь, Ёлка с "Борисполем"
по радио и обаятельный водитель:
"Киев бросаете, да? В Москву, да? Вам же там плохо,
Вы же ее не любите. Оставайтесь, поживите у нас с женой.
Давайте сдадим билеты. А работу Вам найдем, нам вот
оператор нужен в парк. Ну, что скажете?"


Город отдохнуть не дал, — я встретила его. Назовем P.

Общие культурные ссылки, обаятельная "собачья" улыбка,
ледяной взгляд серых глаз. Я не успела влюбиться, как он
сам признался мне в любви. Даже писать об этом не хочу,
настолько полно мое разочарование.

Сейчас, с "высоты своего опыта", могу сказать, что это была
наиунылейшая затычка, чтобы не дать мне сравнить то, что я
имею сейчас с тем, без чего не могла жить тогда.
Пожалуй, самое время начать вторую часть истории.

@темы: R

04:45 

Pshhhh.

Ч-ч-черт!
Я раздосадована. Злюсь сама на себя и на все свои "щиты" и внутренние системы защиты.
Мне удалось остановиться за секунду до того, как потащила бы ему в зубах собственную
крохотную душенку с просьбой быть его насовсем; за секунду до воскрешения этого моего
"люблю". Разумеется, меня занесло. И о, боги, как это было тяжело!

Мне было так больно оттого, что он не чувствует насколько я слабая из-за него, как мне
тяжело один на один с этими чувствами. Он не показывал ни приязни, ни отторжения.
Просто был. Я разозлилась.
Издевательским тоном я отвечала на его вопросы, сжимая челюсти чуть не до скрипа,
не позволяя себе зареветь.

А он не щадил.

Первый удар пришелся четко на правую ягодицу. Я задохнулась, сдержав крик.
Моментально намокшие ладони скользнули по столу, по спине скатилась капля обжигающе
ледяного пота, во рту пересохло и тут же стало влажно от прикушенной до крови губы.
Издевательский вопрос больно ли мне, затем грубый приказ молчать и второй удар: без
предупреждения, туда-же, с отклонением в сантиметр, а то и меньше.
Кое-как выровнив дыхание и подавив дрожь в голосе, я спросила про стоп-слово, пояснив,
что если все продолжится в том же духе, то оно мне понадобится.
Пристально глядя мне в глаза, они ударил еще раз, вдоль между ягодиц, так-же сильно, как
и в предыдущие два раза. Комната покачнулась, в голове собрался дым... Я глубоко задышала.

Когда успокоился, он отвел меня в душ, где я молча вымылась.

Дрожа от холода, я смотрела в его лицо, сдерживая свои некстати подкатывающие слезы.
Не заревела.

@темы: тема, warning, R

04:33 

insomnia

Шагами меряю пол казенной квартиры,— сон не идет.
То ли жара, то ли нервы... Уснуть не получается.
Мы проснулись рано, до полудня, жаркое солнце уже
достаточно разогрелось, чтобы нещадно жечь обнаженные
плечи. Но это через пару часов, а тогда я смотрела в лицо R
и несла какой-то бред, как всегда, когда он рядом. Да, все
верно, я здесь. Я смотрю ему в лицо, как тогда. Невозможно
заставить себя отвернуться, — он божественно красив. Эталон,
совершенство для меня. Я никогда в жизни не видела человека
красивее. Правило первое: не смотреть.


Вечером он приехал, избегая прикосновений, спокойно повел меня вновь
здороваться с давно любимым за ничто городом. Говорил, много слушал.
Потом коснулся спины,— меня шарахнуло током, а через полчаса поцеловал.
Привет. Неожиданные, резкие касания, порой болезненные, но стоит выдохнуть,
не удержать стон, как он почти грубо отталкивает.
А вот ночью стало страшно. Я не знала, сможет ли он остановиться, захочет ли.
- На колени.
Встаю.
- Будешь называть меня Хозяин, делать, что скажу, как скажу и когда скажу. Понятно?
- Да, - от возбуждения и страха голос дрожит, выдавить из себя больше слов почти невозможно.
- Да — что? Как меня надо называть?
- Да, Хозяин.

Я просила его остановиться, кричала от боли, едва сдерживалась, чтобы не
впиться ногтями в его тело, но он продолжал. До синяков сжимая мою грудь,
он предупреждал:- Еще раз остановишься, будет больнее. Я послушно открывала
рот. Второе правило: слушаться.
Ему очень нравится делать мне больно. Руки на моих бедрах сжимаются так сильно,
что я кричу. Пальцы впиваются не в тело — в плоть, не единожды, а много часов подряд,
не давая забыть о боли.
Под утро я допускаю ошибку — дразню его. Он резко входит в меня, как хочет сам, не
дожидаясь меня кончает... Правило третье: не дразнить его. Никогда.
Он холоден. Я знала, что он не простит меня. Будет истязать, не давая надежды ни на что,
приходить и уходить, когда вздумается... У меня нет никаких надежд, собственного взгляда
на поисходящее, желания что-то изменить... Я просто наблюдаю. Правило четвертое: учиться терпеть.

@темы: тема, R

20:07 

Я бы убила за то, чтобы сейчас оказаться там.

@темы: R

10:07 

2006, первая любовь.

Никогда бы не подумала, что спустя семь лет снова
услышу этот стон, от которого из головы бьет молния
прямо туда, вниз, прошибая электричеством все тело
через солнечное сплетение. Никогда бы не подумала,
что снова увижу его волшебные, невероятно красивые
руки на напряженном члене; как он сжимает головку, из
которой летят струя за струей. Это было так давно,
что я позволила себе забыть, как оргазм пробивает
его тело насквозь, и долго после накрывает волнами
удовольствия, от которых он смущается и смеется.

Никогда бы не подумала... опять много букв.

@темы: R

sudo -i

главная